Приветствую Вас Гость

Главная » 2013 » Август » 5 » Девиз пожарных “всегда готов!” История киевских огнеборцев
14:06
Девиз пожарных “всегда готов!” История киевских огнеборцев
"…Вот Кузьма в помятой каске.

Голова его в повязке,

Лоб в крови, подбитый глаз, —

Да ему не в первый раз...”




Строки из стихотворения Самуила Яковлевича Маршака "Пожар" о героическом пожарном Кузьме давно стали хрестоматийными. К "пожарной" теме советские литераторы обращались многократно. Возможно, подтолкнул их к этому и Владимир Маяковский, гордо сообщавший о намерении раздуть мировой пожар "на горе всем буржуям". За десятилетия существования "службы спасения от огня" стать пожарными мечтали многие. Некоторые из них достигли иных высот, но сквозь годы пронесли память о несбывшемся.

В Обсерваторном переулке, почти рядом с домом, где одно время жил будущий поэт, певец и актер Вертинский, находилась дружина Киевского Вольнопожарного общества. Вот как вспоминал об этом Александр Николаевич: "В огромном сарае стояли бочки с водой и насосы, и тут же в стойлах толкались приготовленные к упряжке кони. А наверху была каланча. Днем и ночью ходил вокруг нее по маленькой площадке дежурный часовой, и если замечал где-нибудь пожар, звонил в колокол; тогда моментально раскрывались двери, запрягались лошади. Первым выскакивал передовой верхом на коне, а через полторы-две минуты за ним вылетала уже вся команда. В ослепительно начищенных касках, смелая, горячая, способная на любые подвиги, она была неотразимо прекрасной. С лестницей, с топорами и баграми, с особым шиком, едва держась одной рукой за поручни, стояли пожарные. Грохоча, колесница уносилась вдаль, похожая на колесницы римских гладиаторов. Как я завидовал им! Я мечтал, что когда вырасту, обязательно стану пожарным. А тут еще, как назло, под носом — потрясающий пример. В числе дружинников был один наш гимназист восьмого класса. Красавец парень, высокий, стройный и сильный. Он казался мне настоящим героем. В детстве сам с собой я играл только в пожарных. Учтя мои восторги, один сообразительный пожарник продал мне поломанную медную каску, а собственно говоря, полкаски — за рубль".


Воспоминания о выездах пожарных для многих очевидцев оставались яркими на протяжении всей жизни. Подольский старожил Петр Новиков делился собственными наблюдениями: "Главной в депо была каланча, на которой днем и ночью дежурил дозорный. Заметив где-то дым или огонь, он объявлял тревогу — поднимал на башне красный флаг и специальные сигналы, которые примерно показывали, где горит. В нижнем этаже депо всегда в полной боевой готовности стояли повозки — бочки с водой и другой инвентарь. В случае тревоги необходимо было только запустить лошадей между оглоблями, опустить дугу… Дежурный включал какой-то прибор, который одновременно открывал все ворота депо. Пожарная команда выезжала на место события. Это было зрелище! Впереди скакал верховой с флажком, освобождая улицу от экипажей и возов. В конце процессии, кряхтя и выпуская клубы дыма, двигался паровой насос. А за всем этим бежали вездесущие и возбужденные мальчишки. В сумерках или ночью процессия освещалась факелами, которые держали пожарные. Лошади в различных пожарных частях города имели разный окрас, но в одной части всегда подбирались в масть. На Подоле они были белые с серым. В летнее время, когда пожаров случалось меньше, лошади застаивались в конюшнях. Часто можно было наблюдать такую картину: перед заходом солнца оживал Воскресенский (ныне Хоревой) переулок. Каждый пожарный брал одну лошадь и начинал выгуливать ее вдоль всего переулка; создавалась цепочка, замыкавшаяся в круг. Красивое было зрелище!"


Но не все было так просто! Пожарная служба, организованная в Киеве, с незапамятных времен очень нуждалась в участии со стороны городских властей.


Долгое время убыточная во всех отношениях, она не рассматривалась всерьез. Хотя не только усадьбы, но, бывало, целые улицы и даже районы города выгорали. относили такое бедствие к воле Божьей, а уж потом к просчетам самих жильцов.


Летописи сообщают о многочисленных пожарах, которые были бедствием для Киева в древние времена, а средневековые хроники говорят о том, что уже в XV столетии при городском магистрате существовала специальная дозорная служба. К сожалению, в лучшем случае она могла лишь констатировать факт пожара. Деревянные здания горели так быстро, что ни времени, ни соответствующей техники не хватало даже на то, чтобы сбить пламя. Грандиозный пожар, начавшийся 9 июня 1811 года и продолжавшийся несколько дней, уничтожил целый город — Киево-Подол! Начался он на Житнем торге. В считанные минуты огнем был объят огромный, застроенный деревянными домами район. С холмов киевляне наблюдали за бедствием, но ничем помочь не могли. Густой дым доходил до Нежина. В том знаменитом пожаре пострадали тысячи киевлян, а те немногие, кому удалось спастись, бежали на Оболонье. После этого события Подол распланировали заново, причем с учетом некоторых обязательных правил противопожарной безопасности.


Новейшая история организации пожарной охраны Киева началась в 30-е годы XIX века, когда параллельно правительственным указом в губернских, а позже и остальных городах вводились специальные пожарные команды. На первых порах туда принудительно набирали солдат, не пригодных для несения строевой службы (правда, автоматически они освобождались от обязательной воинской повинности), и даже бывших каторжан. Оно и немудрено. Желающих служить за гроши среди цивильного населения не наблюдалось. В 1832 году официально учредили Пожарную полицейскую часть, ее штат и устав. Таким образом, в январе 1841 года, то есть 160 лет тому назад в Киеве организовали специализированную Старокиевскую пожарную часть, ведь до той поры пожарные находились при полицейских участках, разбросанных в различных частях города, что не способствовало четкой организации работы. Эта дата и является днем рождения киевских пожарных.


В 1907 году пожарные службы, сформированные по правилам, утвержденным Министерством внутренних дел, передали в ведение городских властей. Дума доработала и утвердила новый и весьма жесткий устав.


"Служба в пожарной команде, имеющая своей целью охрану имущества человека, а часто и спасение самой жизни человеческой, есть дело святое. В минуту несчастия пожарный является для злополучных жертв пламени первым и главным защитником, в котором погибающие видят своего спасителя. И истинный пожарный служитель должен оправдывать возлагаемые на него надежды, забывая себя, пренебрегая опасностью, он обязан спешить на помощь постигнутым бедствием, бороться с грозной стихией, напрягая все усилия и применяя всю свою ловкость и умение, в сознании, что он служит высокому, святому делу несения помощи бедствующим ближним", — декларировалось в должностной инструкции образца 1909 года.


Подобные документы появились вскоре и во многих других городах, где также формировались местные пожарные команды. В то время, когда пожарными руководили полицейские чины, хотя средства на их содержание брались в городской казне, забота об огнеборцах оставляла желать лучшего. В Минске, например, где всего две пожарные дружины контролировали территорию в 45 квадратных верст (которая преимещественно представляла собой непролазную грязь на немощеных улицах), и где было сосредоточено множество фабрик и заводов, пожарных часто отвлекали от их непосредственных обязанностей. Так, в 1905 году Городская думская комиссия осуществила ревизию деятельности команды и ужаснулась! Из сорока ее членов в момент бедствия большинство занималось посторонними делами, и только десять оказались на тушении пожара. Лошадей члены управы нередко забирали для личных нужд. Пожарные получали мизерное ежемесячное жалованье в 12—15 рублей. Газета "Минский голос" в 1910 году писала: "Городская пожарная команда — это клоака, где люди служат исключительно из-за голода" (цитирую по книге "Мінск. Старонкі жыцця дарэвалюцыйнага горада". 1994 г. — Авт.). В Киеве дела обстояли несколько лучше, и тем не менее городские власти на всякий случай строго регламентировали должностные обязанности абсолютно всех членов команды: от самого старшего — брандмайора и заканчивая самым низшим чином — ламповщиком.


При приеме на службу каждый вольнообязанный давал подписку: "Обязываюсь прослужить в команде не менее ОДНОГО ГОДА в тех пожарных частях, в которые буду назначен или переведен моим начальством и раньше этого срока, за исключением случаев, от меня не зависящих, как то: болезни, засвидетельствованной доктором, увечий, делающих меня неспособным к службе, явки к исполнению воинской повинности, — уволенным от оной по своему желанию быть не могу".


Если кандидат "по наружному виду и по умственному развитию" признавался годным к несению столь непростой службы, он проходил медкомиссию и зачислялся на полное довольствие, правда, с некоторыми уточнениями: "Я обязан продовольствоваться из общего артельного котла на деньги, вычитаемые из моего содержания. Обмундирование, кроме нижнего белья, и постельные принадлежности я буду получать за счет вычета из моего содержания по 1 руб. в месяц. Данные мне форменная одежда и постельные принадлежности сроков на носку их не имеют, а пришедшие в негодность заменяются по усмотрению гг. начальствующих лиц новыми, а потому всякие вещи, данные мне для ношения, за исключением выслуженных сапог, при увольнении моем сдаются обратно службе… Пять рублей на одну пару сапог буду получать чрез каждые прослуженные шесть месяцев". Поступая на службу, пожарный принимал присягу.


Пожарные обязывались "вести жизнь трезвую, честную, ни в чем не зазорную, соблюдать опрятность, быть всегда одетым по форме, наблюдая за сохранением приличия и благопристойности и служа примером не только на службе, но и вне оной".


Нижние чины должны были "стучать" на своих товарищей брандмейстеру — начальнику пожарной команды определенной части (не путать с брандмайором, который возглавлял все пожарные части, подчиненные Городскому общественному управлению). Подобное "стукачество" поощрялось, особенно в тех случаях, когда кто-либо из пожарных проявлял на пожаре трусость.


Личный состав Киевской Пожарной команды служил не кому-то, а непосредственно ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, а также в силу сложившихся обстоятельств, немножко и городу Киеву, поскольку на его средства содержалась команда. При этом "курение табаку на улице и на пожаре всем пожарным служителям" воспрещалось. Еще одно важное табу: "Во время нахождения на службе в пожарной команде нижним чинам оной воспрещается заниматься торговлей или промыслом, а равно посещать, без служебной надобности, одетым в форменную одежду питейные заведения всех наименований".


Нижним пожарным чинам предписывалось ходить в баню не менее раза в месяц, а белье менять хотя бы еженедельно и не забывать стричься "по мере надобности", а бороды и бакенбарды подстригать…


Интересно, что, несмотря на казарменное положение большинства пожарных, к привилегиям их относились ревниво и бережно. Так, начальство знало их по имени и фамилии, кто и сколько прослужил, с какого времени в команде, каков состав семьи. Брандмейстер улаживал, при необходимости, вопросы быта подчиненных, выдавал денежные пособия, направлял на профилактическое лечение, заботился о родственниках пожарного при чрезвычайной ситуации. Этакий "слуга царю — отец солдатам".


Еще одно важное лицо в строгой ранжирной системе пожарного ведомства — вахмистр, то есть старший команды. Среди прочего он заставлял подчиненных время от времени выколачивать "мундирную одежду", принимал меры к предотвращению "порчи молью меховых вещей". Он же наблюдал за тем, чтобы после девяти часов вечера в казарме не было посторонних. Пение после этого времени, "а равно в помещениях с окнами на улицу", к величайшей радости жителей окрестных домов, воспрещалось. "Их Благородие" присутствовал лично при уборке обоза, выезжал на все пожары и заведовал цейхгаузом. Наблюдая за "надлежащим размещением в оном вещей и за содержанием таковых в чистоте и опрятности".


У каждого из членов команды имелись свои обязанности. Машинист был неотъемлемой частью паровой машины, кочегар помогал ему во всем, а по тревоге запрягал "назначенную ему лошадь…"


Трубники следили за стволами и всем пожарным инструментом, окрашенным в зеленый цвет, смазывали оси обоза. В квартирах или на чердаках они обязывались не начинать тушение до тех пор, пока не обнаружат очага пожара. Кроме того, им вменялось следить за расходом воды, дабы не проливать лишней.


А еще имелись трубники при паровых машинах, подтрубники, забирные. Последние по сигналу трубача "качать" начинали качку, а по сигналу "перестать качать" — "прекращали таковую". Трубачи играли соответствующие сигналы на поворотах и перекрестках улиц. Правила безопасности во время пожара играли немаловажную роль, поскольку… бывали случаи. Так, топорники (видимо, отсюда выражение "топорная работа") во время сбрасывания с высоты разных вещей, обломков железа и т. д. должны были предупреждать находящихся внизу криком "Полундра!" и не сбрасывать ничего до тех пор, пока снизу не крикнут "Есть!"…

При части имелись писарь, телефонисты, кашевар, конюшенный староста, кучера и верховые. Великая вещь — регламент! Быть может, поэтому тогда в стране было больше порядка, ведь провинности или небрежное выполнение обязанностей карались, и прежде всего денежными санкциями. Работы хватало всем. Нужно было нести "часы" на каланче и у ворот, убирать обоз, чистить лошадей, убирать двор и улицу, пилить дрова и топить печи, мыть полы…

Всего же в Дворцовой, Лыбедской, Старокиевской и Подольской пожарных частях, которые друг с другом поддерживали круглосуточную служебную связь, в начале прошлого века по штату полагалось иметь 185 пожарных, включая несущих постоянную службу в театрах, и 127 лошадей. В 1909 году в Киеве было зарегистрировано 298 пожаров, кроме того, 63 раза горела сажа. Больше всего сообщений о бедствях поступило по телефону и было замечено с каланчи. 14 раз о них сообщали владельцы часовым у ворот. Узнав о несчастье, стражи ударяли в полевой колокол, если не поступало подобной информации по телефону или телеграфу. А затем — недолгие сборы и тот самый, завораживающий любопытных зевак, "выезд на происшествие"…


Александр Анисимов




Категория: Заметки Киева | Просмотров: 1119 | Добавил: kchimbay | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск по сайту

Погода в Киеве

Наш сайт в соц. сетях

Наши друзья

Киевский календарь



Сайт памяти Виктора Некрасова

Ассоциация велосипедистов Киева

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ
всемирная ассоциация

E-mail: org@waet.com.ua
http://waet.com.ua

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Зарегистрированных: 0
Каталог сайтов «ua24.biz» Каталог украинских интернет магазинов Рейтинг интернет магазинов Украины участник каталог интернет магазинов Украины
Shop-List.com.ua GigaTrade.com.ua Форум Киева Каталог сайтов Все сайты города Киева. Справочник сайтов Киева Google+
Кiевъ Градъ © 2011
Использование материалов сайта www.kievgrad.org разрешается при наличии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки). За содержание материалов, предоставленных сторонними источниками, администрация "Кіевъ Градъ" ответственности не несет. Новости публикуются на языке оригинала.